barbara_krasa (barbara_krasa) wrote,
barbara_krasa
barbara_krasa

Category:

Лев Штенберг: "Методика обучения чтению"

Оригинал взят у letidor_school в Лев Штенберг: "Методика обучения чтению"
576x-
Текст: Татьяна Жидкова

Кубики Зайцева, карточки Домана, «Складушки» Воскобовича и множество других развивающих методик предлагают родителям помочь в обучении детей важнейшему процессу — чтению. Одни рекомендуют приступить к занятиям сразу после выписки из роддома, другие советуют немного повременить и дождаться от малыша первого осознанного слова, а третьи вообще отговаривают учить детей до школы.

Сегодня мы познакомим вас с еще несколькими простыми методиками, о которых «Летидору» рассказал их автор и создатель — педагог, актер, шахматист Лев Штернберг.
И даже если вы уже определились с ответом, когда стоит начинать ребенка учить читать, вам будут полезны рекомендации по обучению.



Слогофон-говоряшка

600x-

Слогофон-говоряшка — это онлайн-игра, принцип которой предельно прост: в поле игры есть кнопки, на которых написаны слоги. Когда ребенок нажимает на кнопку, компьютер озвучивает выбранный слог записанным голосом. Так, складывая слоги в правильной последовательности, ребенок слышит слова, но компьютер произносит их без ударения. Задача малыша: понять смысл услышанного слова и правильно соотнести его с нужной картиной.

Лев Штернберг: «Эта методика чётко и рационально обучает механике слогового чтения, и в то же время приводит ребенка к узнаванию целых слов. Слогофон практически соединяет в себе слоговое чтение (склады по Зайцеву) и глобальное чтение (целые слова по Доману). А то, что компьютер озвучивает все нажимаемые кнопочки, делает ребенка совершенно самостоятельным от взрослого. Дети, как правило, очень быстро и без всяких пояснений сами разбираются, что и куда нужно нажимать, чтобы играть в эту игру. Но это, при условии, что ребенок уже способен держать мышку, а также может на слух распознать слово, произнесенное по-складам. Обычно эти навыки у малышей появляются к трем годам.

Ребус-метод
это устная игра, где ребенок учится самостоятельно читать слова, еще даже не зная букв.

531x-

Правила игры тоже очень простые. Взрослый называет слово, знакомое ребенку, малыш должен повторить только начало этого слова. Например, в слове «кошка» - «КО», а в слове «ложка» - «ЛО». Важно отбирать для игры только те слова, которые начинаются с ударения. Иначе меняется звучание первого слога, например, слово «котенок» мы услышим как «кАтёнок», а «мешок» как «мИшок». Следующим этапом предлагаем малышу два слова подряд, из которых он по-прежнему произносит лишь начало: маска-маска — МА-МА, туфли-чайник — ТУ-ЧА.

Если количество слов увеличить до 3-4, получаем -маска-листик-наволочка — МА-ЛИ-НА, маска-шишка-наволочка — МА-ШИ-НА, повар-мишка-домик-рыба — ПО-МИ-ДО-РЫ.

Здесь, чтобы облегчить задание, можно предложить ребенку зрительную опору в виде изображений предметов. По сути это и есть ребус, который легко разгадывается по заданному правилу. Четырехлетний ребенок справляется с заданием за несколько минут.

248x-Лев Штернберг: «Ребус-метод основан на том, что дети воспринимают начало слова, например, МА в слове «машина», как один неделимый звук, и логично ожидают, что этот звук записывается одной буквой. (Ведь дети еще не знают, что взрослые договорились один звук обозначать двумя буквами. Именно две буквы вместо одной являются трудностью для ребенка.) Можно сказать, что я придумал новые буквы — МА, ЛО, ДУ — для детей это как бы одна «буква», равнозначная услышанному звуку, ну, а взрослые знают, что это слог. Чтобы ребенку было легко догадаться, какая тут «буква» зашифрована, я изобразил простейшие картинки-подсказки.

«Ребус-метод» отличается творческим началом: в каждом слове есть некий фокус, загадка, которую необходимо разгадать. И когда ребенок распознает слово, то для я него это маленькая победа в этой игре, а не просто обучение чтению.

Малыши не только разгадывают ребусы, но и учатся загадывать их вслух кому-то другому. Именно тогда можно с сказать, что игра освоена. Кстати, многие родители тоже играют в эту игру с не меньшим увлечением, чем их дети».


Как понять, что ребенок готов к обучению

До трех-четырех лет дети не понимают что слово можно разделить на какие-то части, и что слово можно из каких-то частей составить. Слово МУХА для малыша это одно, а слово МУ-ХА – это совсем другое. И с точки зрения возрастного речевого развития это нормально. Это в русском языке можно баловаться словами: замедлять, убыстрять, делить на части, произносить их и так, и эдак - смысл слов при этом не меняется. Если взрослые в семье ребенка разнообразят свою речь подобными речевыми красотами, то ребенок способен довольно рано обнаружить, что говорить, оказывается, можно по-разному. Но в других языках, например, в китайском, английском или в немецком любое удлинение звука приводит к изменению смысла, т. е. к образованию совсем другого слова. И если этого же ребенка поселить где-нибудь в Англии, то к 3-4 годам он сделает совершенно другой вывод, что слова делить на части нельзя. И даже в 8 лет он будет не готов к самой идее, что целые слова состоят из отдельных звуковых кусочков.

Готовность к обучению зависит от того, насколько разнообразную речь слышит малыш, читают ли в семье или детском саду вслух стишки, поют ли песенок, балуются ритмикой речи? Если всего это нет, то ребенок может до самой школы оказаться не готовым к обучению чтению.

Участие взрослого в обучении

Раньше обучение чтению практически всецело зависело от присутствия взрослого, от его настойчивости и терпения. В методике Глена Домана, например, ребенка даже не спрашивают о его желании учиться – младенцу просто показывают картонки с напечатанными словами, и произносят эти слова вслух. В принципе, эту роль учителя мог бы выполнять и телевизор, если бы умел ухватить за шкирку уползающего малыша или пообещать конфетку в обмен за пару минут внимания. В методике Николая Зайцева несколько первых месяцев (а то и несколько лет, если начать заниматься с очень маленьким ребенком) взрослый тоже обязан озвучивать слоги на кубиках при первых признаках скуки ребенка.

В Ребус-методе и Слогофоне ситуация совсем иная. Здесь взрослый нужен ребенку только первые две минуты, чтобы объяснить простейшие правила. Всё остальное ребенок далее делает сам. К тому же приемы Ребус-метода и Слогофона настолько просты, что ребятишки через несколько занятий способны сами объяснять эти игры друг другу.

Отличие от кубиков зайцева

Слогофон-говоряшка и Ребус-метод, также как и кубики Зайцева, в основе имеют работу со звуковыми складами. У Зайцева все склады написаны на гранях кубика, т.е. на одном кубике изображено шесть складов, а это целая комбинация, манипулировать которой намного сложнее, чем одним отдельным элементом. Поэтому, я считаю, что кнопочки с одним складом намного удобнее для ребенка, чем кубики (Если слоги написаны на картонных карточках, то тоже сложно разобраться, когда карточек много). Кнопочку нажал – компьютер ее озвучил. Причем, нажимать можно хоть тысячу раз, компьютер столько же раз произнесет нужный слог, в отличие от взрослого, не устанет и не разозлиться.

Детям нравится нажимать кнопки в произвольном порядке, это их забавляет. Но если последовательность правильная, то получаются отдельные слова. А это уже не только забава но и обучение.


Карточки Домана — казнить нельзя помиловать

Запоминание письменных слов целиком – это важный навык для становления техники быстрого чтения. Карточки с целыми словами, которые есть в методике Домана, формируют скорочтение, я также использую их в своих играх. Однако при том, что я хорошо отношусь к карточкам Домана — я очень плохо отношусь к идее Домана. Сейчас объясню, почему.

Его идея заключается вовсе не в чтении целых слов. Запоминать слова целиком на Западе учили детей испокон веков. Эта практика применялась параллельно с так называемым спеллингом (у англичан) и с бухштабированием (у немцев) - то есть с техникой называния слова по буквам: например, «Bauer = Bobby, Anna, Ursula, Eva, Robert». Для такого произнесения слова необходимо прежде всего знать как пишется слово целиком, и в западно-европейских методиках спеллингу всегда предшествует чтение целых слов. То есть чтение целых слов применялось на Западе всегда, и Глен Доман тут не при чем.

Новаторство Домана заключалась в том, что он предложил обучать ребенка чтению не со школьной скамьи, а буквально с первых дней жизни. Исходя из того, что в младенческом возрасте любая информация запоминается продуктивнее, чем в более старшем возрасте, незачем малышу бессмысленно пялиться в пустой потолок, пусть лучше запоминает написанные слова. Слова на карточках Доман предложил писать ярко-красным шрифтом, потому что новорожденный еще не различает других цветов. Но в то же время красный цвет сообщает младенцу об опасности, у него замедляется пульс, учащается дыхание. И именно это состояние стресса Доман считает наилучшим стимулом для запоминания ребенком непонятных закорючек и кем-то произносимых в этот момент слов.

Глен Доман был по специальности военным нейрохирургом, а не психиатром и не психологом. И вся эта методика раннего воздействия на ребенка для Домана была лишь частью его научной работы, в которой он доказывал, что у людей с травмированным мозгом вполне можно компенсировать и восстановить некоторые мыслительные функции, если воздействовать на них «запасными» (Доман называл их «скрытыми») возможностями психики. Так Глен Доман восстанавливал способность читать у людей с травмами левого полушария мозга. Однако, думаю я, а при чем же тут маленькие дети, у которых ничего не повреждено и которым природа определила постепенное, поэтапное включение мозговых структур? Абстрактные графические знаки, равно как и вся фонемо-буквенная европейская письменность – это высочайшая степень условностей, осмысливаемых левым полушарием мозга. У ребенка примерно до 6-8 лет еще не созрели необходимые для такой деятельности мозговые связи, у него еще не полностью сформирована связь между полушариями через мозолистое тело. И вот этому недозрелому мозгу Доман впечатывает в память целые письменные слова – не как сочетания букв, а как неделимое изображение. Зачем это младенцу, который еще понятия не имеет, что означают эти страшные красные закорючки и что обозначают эти устные слова, произносимые взрослым? Могу предположить, что такое воздействие на природные рефлексы ребенка может обернуться в последствии множеством разных дидактоневрозов.



Считаем до 10 – знать как свои десять пальцев


Многие методики пытаются научить ребенка считать в пределах первого десятка, т. е. в пределах 10 выполнять арифметические действия, складывать и вычитать числа. А я считаю, что в пределах первого десятка выполнять арифметические действия в принципе невозможно.

В пределах первого десятка возможно лишь:

а) последовательно пересчитывать предметы один за другим;
б) угадывать ответ, часто ошибаясь;
в) знать правильный ответ наизусть.


Ни первое, ни второе, ни третье по своему процессу в принципе не является арифметическим вычислением. Вычисление — это когда человек раскладывает сложный пример на простейшие операции, затем каждую из операций выполняет в виде называния правильного ответа наизусть, а затем соединяет всю цепочку ответов в конечное число. «Три плюс два будет пять» - это никакая не цепочка операций, это просто ответ наизусть. Сформулировав это как «зерно» методики, я разработал простенькую систему, очень логичную и небольшую, как от последовательного пересчета привести ребенка к знанию правильных ответов наизусть. Например, возьмем счет на пальцах. Если малыш способен сказать "Мне пять лет" и при этом показать растопыренную ладошку —

64x-

— это еще совсем не значит, что он понимает значение числа 5. Покажите ему пять пальцев в другом сочетании, например три на одной руке и два на другой, и переспросите: "Пять?"

77x-

Ребенок скорее всего отрицательно помотает головой, скажет "Нет, вот так пять!" и снова покажет заученную пятерню.

Становится понятно, что ребенок еще совсем не готов к пониманию абстрактных цифр, и что еще слишком рано предлагать ему письменные цифровые задания 3+2 и даже 1+1.

Замечу, что почти все зайчики и белочки в современных учебниках пригодны только для последовательного пересчитывания и не дают ребенку возможность считать и складывать объекты сразу небольшими группами. Поэтому ребенок никак не может привыкнуть к формулировке "Три и два будет пять", он учит лишь "Один-два-три, и еще четыре-пять".

По этой причине я использую для последовательного пересчитывания иные объекты, визуально строгие и компактные, например двухцветные пирамидки:

505x-

Пирамидка из десяти кружочков (на эту гармоничную геометрическую комбинацию обратил внимание еще Пифагор) дает ребенку возможность одним взглядом охватить и мгновенно понять все составляющие числа - нужна лишь небольшая привычка. Дети наизусть заучивают, что пять - это «три и два», или «два, два и один», или «один и четыре». Если стоит задача найти восемь красных кружочков в пирамиде, то ребенок не станет пересчитывать, а сразу покажет на синие двойки, ведь «восемь - это десять без двух» - должен выучить ребенок наизусть.

Никакой уникальности

В моих методиках нет ни одного уникального элемента, всё это уже встречалось во всемирной истории: и слоговое пиктографическое чтение, и счет на пальцах, и счет на пирамидках. Для меня большой удачей оказалось то, что прежде чем я занялся педагогикой, у меня был приличный багаж знаний по теории игры. По образованию я актер, к тому же неплохой шахматист, т. е. знаю толк в игре, и как строятся разные игры. Поэтому содержание чтения и счета, знакомое мне из истории человечества, я сумел соединить в форме уже знакомых мне игр. И чтение, и математику я построил в едином игровом ключе, и хотя это вроде бы и разные методики, но принципы и приемы получились в них очень схожи.


С чего все началось

Еще студентом актерского факультета я увлекся развивающей педагогикой. Уже тогда на всесоюзных семинарах , где я обучал школьных учителей актерской технике и игротехнике, впервые услышал лекции Николая Зайцева. То, что он говорил и делал, было очень созвучно моим педагогическим взглядам на тот момент. Поэтому я смело могу говорить, что я ученик и последователь Николая Зайцева. Но, на мой взгляд, в методиках Зайцева есть пробелы. Наверное, он оставил шанс мне их восполнить.

Интенсивная практическая работа с детьми, которая впоследствии стала основой моих методик, началась в Могилеве, куда я переехал из Петербурга в 1995 году. В детском саду, где я работал, первая группа детишек занималась еще до завтрака, потом до обеда было еще 4-5 групп. Далее уже в другом садике, где я проводил еще 3 занятия. Таким образом, 8 занятий в день в течение трех лет. У меня была отличная возможность пробовать, проверять, исправлять, улучшать, дорабатывать методику.

К тому же был еще один стимул для работы. В те годы в Белорусии у населения не было ни денег, ни работы, а иногда и еды. Поэтому для того, чтобы родители платили за занятия, приходилось быть очень убедительным. Тогда я предлагал родителям не платить за обучение, если через два месяца их малыш не научиться читать. Неслабый стимул для разработки правильной методики, согласитесь?

В 1998 я вернулся в Питер, чтобы показать Ребус-метод в Комитете образования. Методика была встречена на ура, и как результат - 18 школ захотели приобрести мои методические пособия для каждого первоклассника. Летом я уже готовил тираж к печати, но в августе случился обвал рубля. И мне с семьей пришлось срочно уехать в Германию. Те деньги, на которые в июле можно было напечатать много тысяч учебников - в конце августа их с трудом хватило на пару билетов на поезд.

В Германии я работал в основном со взрослыми: учил чтению иракцев, афганцев, африканцев, и даже самих немцев. И в то же время продолжал совершенствовать методику. Сначала я считал, что чтобы качественно овладеть чтением необходимо иметь хорошо развитую речь, но опыт говорил об обратном. По-немецки я говорил с акцентом, но при этом лихо учил читать мигрантов, которые совсем не владели немецким языком, и еще более лихо обучал самих немцев. Здесь-то и стало ясно, что обучение технике чтения не имеет ничего общего с общим культурным развитием ни ученика, ни учителя. Надо всего лишь знать правильные приемы обучения, и тогда оно идет само. В Германии я прожил 11 лет, и осенью 2009 я вернулся обратно в Россию

Родителям рекомендую

Прежде всего я рекомендую родителям не начинать обучение чтению раньше 4-5 лет. Пятилетний ребенок способен за месяц легко научиться всему тому, чему трехлетний будет осваивать два года. Всегда нужно помнить, что ни одному ребенку не нравится делать то, что у него не плохо получается. И если ребенок долго учится читать и не получает удовольствие от чтения – то он рискует разлюбить чтение еще до того, как овладеет им в полной мере. Чем быстрее будет пройден этап «чтения через пень-колоду» - тем больше ребенок будет любить чтение. У больших детей этот этап обучения проходит значительно быстрее, чем у малышей. Во-вторых, конечно же я посоветую родителям научить ребенка играть в Слогофон-говоряшку и в Ребус-метод. Это не только легкие и качественные методики обучения чтению, но еще и забавные игры, которые детям по-настоящему нравятся.

Читайте также:

33 веселых буквы: учим алфавит

Путаница в словах

Игры со словами: закрепляем навыки чтения

Дети и книги: как подружить их?


Subscribe

  • "кофенки" (с)

    Конфеты ручной работы: быстро, вкусно, просто Домашней выпечкой удивить кого-либо сложно. А вот чайный стол c конфетами ручной работы,…

  • Где купить открытки для Посткроссинга (интернет)

    Оригинал взят у crossford в Где купить открытки для Посткроссинга (интернет) По темам: Книжная иллюстрация Сказки с…

  • руки

    Оригинал взят у tanushkin_biser в руки По мотивам Мишиного урока на ИЗО. Рука-Анюткина ) Теперь весь вечер дети рисуют ))))…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment